Портрет писателя в юности

Там Лукьяненко в Фейсбуке прыгнул на феминисток, необходимы разъяснения, как он дошел до жизни такой

Про Сергея Лукьяненко надо понимать две вещи: это не только главный постсоветский фантаст, это еще и последний советский фантаст. И как к нему ни относись — пишет он (для жанра) хорошо.

В 1996 году у меня была мечта — стать писателем-фантастом. Эгладором-Нескучником я не ограничился, а прибился к тусовке писателей-фантастов (московско-питерская привилегия!) В тусовке всем было под 30, нам троим было по 15, мы были одноклассниками (что отдельная история).

Встречались все раз в две недели (раз в месяц? не помню) в книжном магазине Стожары, и дико пили, конечно. Там я впервые увидел живого Сапковского, Марию Семенову, Перумова и даже живого Семецкого. И с Дивовым подружился. А про Лукьяненко меня предупредили, что он нууу немножко мудак.

Лукьяненко тогда был звездой и надеждой русской фантастики (и в общем справедливо), было ему меньше 30, жил он в Казахстане, в Москву выбирался раз в несколько месяцев и зачем-то носил усы. Для солидности, что ли. Смотрелось это немного комично — усы тогда носили военные и Булат Окуджава.

Лукьяненко — и все русские фантасты той эпохи — очень любят рассказывать, как они всего добились сами и никто никогда им ничем не помогал (и советуют молодым тоже добиваться всего самим, вот у нас же получилось!) Это немножко неправда. Совсем. Лукьяненко — последний советский фантаст.

Когда началась перестройка и фантастику РАЗРЕШИЛИ (у меня нет сейчас ни сил, ни желания рассказывать, как фантастику щемили в СССР в первой половине 80-х, но поверьте, было жестко) — тут же начались всякие семинары, слеты и курсы повышения писательского мастерства.

Сережу Лукьяненко, талантливого мальчика из города Каратау Жамбылской области Казахской ССР, 55 000 жителей, довольно рано заметили и начали УЧИТЬ ПИСАТЬ, возить на международные (ну, социалистические, но все же!) фантастические конвенты и вообще всячески гордиться юным талантом. 

А потом СССР развалился. Лукьяненко было 23 года, и он оказался в вакууме. Ну то есть он уверенно шел к успеху, добивался не просто всесоюзного, а международного (если считать Болгарию заграницей) признания — а тут все рухнуло. Сиди играй в Master of Orion и пиши в Фидо.

Надо понимать, что в первой половине 90-х русская фантастика была никому не нужна вообще даже даром — на людей упали переводы вообще всей англоязычной фантастики за 70 лет. Вообще. Всей. И кино. И сериалы. Но это тема моего отдельного исследования, «Робокоп, Терминатор и попаданцы».

В общем, понятно, почему Лукьяненко ТАК не любит девяностые. А к двухтысячному он переехал в Москву, у русской фантастики появился рынок сбыта,  и по мнению Лукьяненко все довольно очевидно: пришел Путин и навел порядок, а вы не цените и шатаете.

Он же простой чувак совершенно, без какой-то рефлексии. Почитал перевод Гибсона — стащил оттуда. Почитал компьютерный журнал — стащил оттуда. В 2003 году было ОЧЕНЬ БОЛЬНО читать цельнотянутое из Компьютерры описание «новейшей технологии WAP» (везде в Москве уже был GPRS).

И да, еще со времен ЖЖ (а может быть и Фидо) он ведет непримиримую борьбу с мировым феминизмом и Украиной. Два главных врага любого русского фантаста, и нет, я не буду приводить примеры типа Александра Громова или Федора Березина, это отдельная дичь.

А в 1996 году меня предупредили: «С Сережей ты поосторожнее. Он талантливый, но дикий мудак». Ни разу не подвел Сергей Васильевич, буквально вот НИ РАЗУ. Очень страшно опять оказаться в обломках империи, нельзя о таком думать, и либералам этим запретить надо!